Современные аспекты подавления лактации
Р. Г. Шмаков, А. И. Емельянова, Е. C. Полушкина 
Москва 

Ключевые слова: грудное вскармливание, молочная железа, трансмиттеры, подавление лактации, нагрубание молочных желез, лактационный мастит, лактостаз, бромокриптин, каберголин. 

Одним из важных и ответственных периодов в жизни женщины является послеродовой, главными событиями которого становятся грудное вскармливание ребенка и возрастающая ответственность за его развитие и здоровье. Развитие и функциональное состояние молочной железы контролируется и стимулируется нейрогуморальной системой организма, которая включает гипофиз, яичники, надпочечники, щитовидную железу. Регуляция нейрогуморальной системы осуществляется гипоталамусом при помощи выделяющихся передатчиков нейро-гуморальных сигналов в организме – трансмиттеров. Трансмиттеры, оказывая влияние на образование и выделение гипофизарных гормонов, влияют в свою очередь на активность периферических эндокринных желез. Во время беременности под действием эстрогенов формируются млечные протоки, под влиянием прогестерона происходит пролиферация железистой ткани молочной железы [1]. 

Показания к подавлению лактации 

В ряде случаев необходимо снижение либо полное прекращение лактации. Такие показания могут возникнуть в послеродовом периоде (чрезмерное нагрубание молочных желез, различные формы лактационного мастита, мертворождение, тяжелое состояние родильницы, при котором кормление грудью нежелательно или противопоказано), а также после абортов, проводимых преимущественно на больших сроках беременности. Существуют абсолютные и относительные показания к подавлению лактации. 

Абсолютными показаниями к подавлению лактации являются [1, 2]: 

• роды мертвым плодом; 
• поздние выкидыши; 
• употребление наркотиков и алкоголя; 
• злокачественные новообразования, выявленные во время беременности и в послеродовом периоде, требующие проведения полихимиотерапии и лучевой терапии; 
• герпетическая сыпь на сосках; 
• активная форма туберкулеза легких; 
• ВИЧ-инфекция; 
• галактоземия у ребенка. 

В качестве относительных противопоказаний к грудному вскармливанию выделяют следующие [2]: 

• тяжелая экстрагенитальная патология; 
• инфильтративный или гнойный мастит; 
• аномалии развития сосков; 
• патологические изменения молочных желез (гигантомастия, мастопатия, рубцовые изменения, гнойный мастит в анамнезе и др.); 
• отказ женщины от грудного вскармливания. 

Значительные дискуссии вызывает вопрос о продолжении грудного вскармливания и о необходимости подавления лактации при послеродовом мастите. При этом патологическом состоянии в молочной железе развиваются функциональные нарушения, а затем в очень короткие сроки формируется очаг воспаления, поэтому лактационный мастит является грозным гнойно-воспалительным заболеванием послеродового периода. Предрасполагающими факторами к возникновению послеродового мастита являются патологический лактостаз, трещины и аномалии развития сосков, структурные изменения молочных желез (различные формы мастопатии, рубцовые изменения после предыдущих гнойных маститов), снижение иммунологической реактивности, нарушение гигиены и правил грудного вскармливания [3]. 

Существуют различные точки зрения на подавление лактации при мастите. В нашей стране наибольший вклад в изучение этого вопроса внесли Гуртовой Б. Л. и Емельянова А. И. По их мнению кормление больной молочной железой может нанести существенный вред здоровью ребенка и быть причиной реинфекции. Было выявлено, что при послеродовом мастите нарушается функция молочной железы, изменяется качественный состав молока, возрастает обсемененность его патогенной микрофлорой [2, 4]. Высокая степень обсемененности молока золотистым стафилококком свидетельствует о необходимости прекращения грудного вскармливания до исчезновения признаков воспалительного процесса и до получения из обеих молочных желез проб молока, не содержащих патогенной микрофлоры. Неизбежные контакты с больной матерью при грудном вскармливании повышают риск инфицирования младенца и могут привести к тяжелым заболеваниям новорожденного. Естественное вскармливание ребенка при гнойной форме мастита недопустимо, а продолжающаяся лактация способствует прогрессированию воспалительного процесса в молочной железе [3]. 

Для повышения эффективности комплексной терапии послеродового мастита Гуртовым Б. Л. в 1984 г. было предложено проводить торможение или подавление лактации [3]. Торможение лактации – искусственное снижение интенсивности процессов молокообразования и молокоотдачи; подавление лактации – полное прекращение указанных процессов. Были разработаны критерии для дифференцированного назначения бромокриптина, в которых учитывались характер лактации, выраженность лактостаза, клинические признаки заболевания – общие и местные. При инфильтративном мастите первоначально прибегают к торможению лактации; при отсутствии эффекта от комплексной терапии в течение двух-трех дней осуществляется подавление лактации. При гнойном мастите в большинстве случаев необходимо подавление лактации. Было показано, что торможение лактации в комплексной терапии мастита приводит к сокращению сроков лечения, снижению суммарной дозы антибиотиков, что уменьшает частоту и выраженность побочных явлений и осложнений, связанных с антибиотикотерапией. 

По данным Гуртового Б. Л. (1984) показаниями для подавления лактации при послеродовом мастите являются [3]: 

• быстро прогрессирующий воспалительный процесс – переход серозной стадии в инфильтративную в течение 1–3 дней, несмотря на активное комплексное лечение; 
• гнойный мастит с тенденцией к образованию новых очагов после хирургического вмешательства; 
• вялотекущий, резистентный к терапии гнойный мастит (после оперативного лечения); 
• флегмонозный и гангренозный мастит; 
• мастит при наличии тяжелых заболеваний других органов и систем. 

Существует и другая точка зрения на подавление лактации при послеродовом мастите. Если подавление лактации при гнойном мастите (особенно при видимом появлении гноя) не вызывает сомнений, то мнение о подавлении или торможении лактации при серозном и инфильтративном мастите является спорным. Зарубежные авторы считают, что продолжение кормления прикладыванием новорожденного к больной молочной железе совершенно безвредно для него, наиболее полно способствует разрешению лактостаза, следовательно, и быстрому прекращению воспалительного процесса, и рекомендуют прекращать естественное вскармливание ребенка только при видимом появлении гноя в молоке матери [8, 10, 11, 14]. Мы считаем, что целесообразнее не прикладывать ребенка к больной и здоровой молочным железам при гнойном мастите. Молоко из здоровой молочной железы необходимо сцеживать, пастеризовать и кормить ребенка. Сцеженное из больной молочной железы молоко для кормления ребенка непригодно. Лактацию же необходимо подавлять в исключительных случаях: при тяжелом течении воспалительного процесса в молочной железе (гангренозный или тотальный флегмонозный мастит, сепсис); при рецидиве мастита или по настоятельной просьбе матери [6]. 

Когда у кормящей матери появляются первые признаки инфекционного заболевания, ее ребенок уже подвергся действию патогена. Прекращение кормления не предотвращает воздействие инфекционных агентов на ребенка, а наоборот, способствует снижению защитных механизмов организма новорожденного из-за снижения материнских антител и других факторов, передающихся через грудное молоко [10]. 

По данным некоторых зарубежных исследователей бактериальные инфекции матери редко осложняются передачей новорожденному. Например, по их мнению, родильницы с маститом могут продолжать грудное вскармливание. В случае абсцедирующего мастита, при наличии выраженного болевого синдрома, вскармливание можно продолжить здоровой грудью [9, 11, 14]. У матерей с туберкулезом грудное вскармливание можно начинать в случаях, если мать не заразна или через две недели после лечения. Пациентки, страдающие туберкулезом, могут совмещать кормление с приемом противотуберкулезных препаратов, так как большинство из них не оказывают отрицательного воздействия на новорожденных [7, 12, 13]. Следует помнить, что при лечении изониазидом необходимо назначить ребенку пиридоксин [8]. 

При паразитарных заболеваниях матери, например, при малярии, грудное вскармливание продолжается в зависимости от клинической картины заболевания у женщины. Антималярийные препараты, к которым относятся хлорохин, гидроксихлорохин, хинин, совместимы с грудным вскармливанием, так как их содержание в молоке не превышает допустимой нормы. В случае, если у ребенка имеется дефицит глюкозо-6-фосфат дегидрогеназы, прием хинина противопоказан [7, 13]. 

При грибковой инфекции у матери, например, при кандидозном вульвовагините в послеродовом периоде, грудное вскармливание не прекращается, в том числе при лечении местными или системными антимикотиками, например, флуконазолом [9, 13]. 

При большинстве вирусных инфекций грудное вскармливание не противопоказано. Передача вируса с молоком при ВИЧ-инфекции у матери доказана, поэтому грудное вскармливание противопоказано [9, 11, 12]. Грудное вскармливание также не рекомендуется при инфицировании матери Т-лимфотропными вирусами 1 и 2 типа [9, 12]. При латентной цитомегаловирусной (ЦМВ) инфекции возможна реактивация вируса в молоке и инфицирование ребенка. Однако в крови новорожденных циркулируют материнские антитела, перешедшие через плаценту, поэтому они защищены от тяжелого течения заболевания. Спорным является вопрос грудного вскармливания недоношенных детей, особенно рожденных до 32 недель беременности, ЦМВ-положительными матерями [10, 11, 15, 17]. 

Рекомендации по грудному вскармливанию в зависимости от того или иного вида антимикробной терапии были суммированы и опубликованы Канадским педиатрическим обществом и представлены в табл. 1. 
 

 
Методы подавления лактации 

Для подавления лактации используются различные фармакологические и нефармакологические методы. Несмотря на большое количество статей и исследований по этому вопросу, до сих пор нет универсальных руководств по подавлению лактации в послеродовом периоде. 

Многие способы подавления лактации недостаточно эффективны и представляют в настоящее время в основном исторический интерес. К ним относятся значительное ограничение принимаемой жидкости, тугое бинтование, назначение солевых слабительных, мочегонных средств, препаратов камфоры. 

Гуртовой Б. Л. (1984) рекомендовал комбинированное применение эстрогенов и андрогенов: 1 мл 0,1% масляного раствора эстрадиола дипропионата и 0,5 мл 5% масляного раствора тестостерона пропионата вводят внутримышечно в одном шприце 1 раз в сутки или через дeнь курсом в 6–12 инъекций [3]. Однако этот вид лечения не являлся очень эффективным, так как был связан с повышенным риском тромбоэмболических осложнений. 

Наиболее целесообразным и рациональным методом торможения лактации является применение средств, ингибиторов пролактина, которые являются агонистами D2-рецепторов дофамина (стимулирующих выработку в гипоталамусе пролактин-ингибирующего фактора – 2-бром-aльфа-эргокриптина (бромокриптин) [4, 5]. Препарат активно влияет на кругооборот дофамина и норадреналина в центральной нервной системе, уменьшает выделение серотонина. В связи со стимулирующим действием на дофаминовые рецепторы гипоталамуса бромокриптин оказывает характерное тормозящее влияние на секрецию гормонов передней доли гипофиза, особенно пролактина и соматотропина. Эндогенный дофамин является физиологическим ингибитором секреции этих гормонов. В табл. 2 приведена рекомендуемая схема подавления лактации при мастите [4]. 
 

 
Для предотвращения начала лактации прием препарата следует начинать как можно раньше после родов или аборта, но не ранее 4 часов. Через 2–3 дня после отмены препарата иногда возникает незначительная секреция молока. С целью уменьшения физиологической лактации при возникновении нагрубания молочных желез в послеродовом периоде бромокриптин назначают однократно в дозе 2,5 мг. В случае необходимости спустя 6–12 часов повторно назначают ту же дозу препарата натощак. 

Фармакологический государственный комитет Минздрава России рекомендовал применение бромкриптина для подавления лактации только при тяжелых септических маститах из-за возможного развития серьезных осложнений, таких как легочная эмболия, инсульт, снижение остроты зрения и других, вплоть до летального исхода («Безопасность лекарств», бюллетень № 1, 1998; бюллетень № 1, 2000) [6]. Между 1980 и 1994 гг. поступило 531 сообщение о неблагоприятных реакциях после использования бромокриптина женщинами в возрасте 15–40 лет, включая 32 смертельных случая в результате инсульта, инфаркта миокарда и гипертонии. Однако нет полной уверенности в том, что эти тяжелые осложнения обусловлены только применением терапевтических доз этого препарата. При применении бромокриптина возможны также и другие побочные эффекты в виде тошноты, рвоты, головокружения, головной боли, сонливости, психомоторного возбуждения, аллергических реакций, судорог в икроножных мышцах. 
Наш опыт использования бромокриптина с 1980 года с целью подавления лактации после родов показал отсутствие серьезных осложнений при приеме препарата. В начале терапии бромокриптином могут отмечаться тошнота, рвота, головокружение, утомляемость, которые не требуют отмены препарата. Изредка может отмечаться ортостатическая гипотензия. 

Применение бромокриптина противопоказано при тяжелых формах сердечно-сосудистых заболеваний, неконтролируемой артериальной гипертензии, повышенной чувствительности к алкалоидам спорыньи. Необходимо регулярно контролировать артериальное давление (АД), особенно в первую неделю терапии. В случае развития артериальной гипертензии, особенно при появлении сильных головных болей, препарат отменяют и немедленно проводят соответствующее обследование. 

При подавлении лактации молочная железа тщательно сцеживается сразу после приема первой дозы препарата, с обязательным последующим уменьшением объема и частоты сцеживаний. Это требуется в связи с тем, что, с одной стороны, резкое прекращение сцеживания молочной железы при мастите может быть причиной рецидива лактостаза, а с другой – сцеживание молока усиливает секрецию пролактина и дальнейшую выработку молока [6]. 

В последние годы внимание клиницистов привлек новый синтетический препарат из группы эрголинов – каберголин, выпускаемый в таблетках по 0,5 мг [5]. Он является мощным ингибитором секреции пролактина с длительным действием. Карбеголин стимулирует дофаминовые D2-рецепторы лактотропных клеток гипофиза и снижает содержание пролактина в крови, которое отмечается через 3 ч после приема препарата и сохраняется до 14–21 дней при подавлении послеродовой лактации. 

Показания, противопоказания к применению каберголина и побочные явления аналогичны бромокриптину. Однако, побочные эффекты каберголина наблюдаются достоверно реже и имеют умеренную выраженность. По данным сравнительных исследований, однократный прием 1 мг каберголина так же эффективно предотвращает послеродовую лактацию, как и прием бромокриптина по 2,5 мг 2 раза в сутки в течение 14 дней. У женщин, получавших лечение каберголином, частота «рикошетной реакции» на третьей неделе после родов значительно ниже по сравнению с бромокриптином. Для предотвращения послеродовой лактации препарат кабеырголин назначают по 1 мг однократно в первый день после родов. Для подавления уже начавшейся лактации – по 0,25 мг (1/2 таблетки) каждые 12 часов в течение двух дней. 

Среди побочных эффектов, которые могут наблюдаться при применении каберголина, тошнота, рвота, головная боль, общая слабость, абдоминальные боли, запоры, снижение АД, психомоторное возбуждение, судороги в икроножных мышцах. Крайне редкими побочными эффектами при приеме препарата являются нарушение сознания, психозы и галлюцинации. Данный препарат нельзя назначать при послеродовом психозе или наличии его в анамнезе и послеродовой гипертензии и с осторожностью – при сердечно-сосудистых заболеваниях, синдроме Рейно, почечной или печеночной недостаточности, язвенной болезни желудка, двенадцатиперстной кишки, желудочно-кишечном кровотечении. Поэтому при назначении карбеголина необходим мониторинг АД, функций желудочно-кишечного тракта. При повышении АД, возникновении постоянных головных болей или любых признаков нейротоксичности прием препарата нужно прекратить. Важно помнить, что при одновременном применении карбеголина с антибиотиками из группы макролидов увеличивается риск развития побочных эффектов. 

В 2009 году в систематическом обзоре из базы данных Cochrane были проанализированы результаты рандомизированных исследований, эффективности методов, используемых для подавления лактации в послеродовом периоде. В мета-анализ были включены 46 исследований (5164 женщины), из них в 5 исследованиях (206 женщин) была отмечена эффективность бромокриптина для подавления лактации по сравнению с отсутствием лечения в течение 7 дней послеродового периода, из них в трех исследованиях, включающих 107 женщин, относительный риск (ОР) составил 0,36 (95% доверительный интервал 0,24–0,54). При сравнении бромокриптина с другими фармакологическими средствами не было выявлено достоверных различий в их эффективности (ОР – 0,79, 95% доверительный интервал 0,54–1,17). Побочные эффекты были представлены незначительно, в 4 исследованиях не было описано ни одного случая тромбоэмболии [16]. 

Таким образом, в последние годы отмечена тенденция к сокращению показаний к подавлению лактации при различных инфекционных заболеваниях в послеродовом периоде. Спорным вопросом остается кормление грудью при послеродовом мастите. Мы считаем, что при тяжелых формах послеродового мастита (длительно текущий инфильтративный, гнойный) необходимо торможение, а в некоторых случаях подавление лактации. Оценка сравнительной эффективности различных препаратов с целью подавления лактации требует дальнейших исследований. 

Литература 

1. Акушерство: национальное руководство / под ред. Э. К. Айламазяна, В. И. Кулакова, В. Е. Радзинского, Г. М. Савельевой. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. 1200 с. 
2. Гуртовой Б. Л., Емельянова А. И., Воропаева С. Д. Послеродовой мастит. Научно-практические итоги по диагностике и лечению // Акушерство и гинекология. 2008. № 5. С. 15–18. 
3. Гуртовой Б. Л., Емельянова А. И., Рябенко Л. В. и др. Применение парлодела при послеродовом мастите // Акушерство и гинекология. 1984. № 5. С. 22–25. 
4. Гуртовой Б. Л., Кулаков В. И., Воропаева С. Д. Применение антибиотиков в акушерстве и гинекологии. М., 2004. 
5. Пустотина О. А., Павлютенкова Ю. А. Лактационный мастит и лактостаз // российский вестник акушера-гинеколога. 2007. № 2. С. 55–58. 
6. Чадаев А. П., Зверев А. А. Острый гнойный мастит. М., 2003. 
7. American Academy of Pediatrics, Committee on Drugs. The transfer of drugs and other chemicals into breast milk // Pediatrics. 2001; 108: 776–789. 
8. American Academy of Pediatrics. Perinatal Infections. In: Gilstrap L. C., Oh W., eds. Guidelines for Perinatal Care, 5 th edn. Illinois: American Academy of Pediatrics, 2002: 285–329. 
9. American Academy of Pediatrics. Transmission of infectious agents via human milk. In: Pickering L. K., ed. Red Book: 2003 Report of the Committee on Infectious Diseases, 26 th edn. Illinois: American Academy of Pediatrics, 2003: 118–121. 
10. Canadian Paediatric Society//Maternal infectious diseases, antimicrobial therapy or immunizations: very few contraindications to breastfeeding // Can J Infect Dis Med Microbiol. 2006, September/October. Vol. 17. № 5. P. 270–272. 
11. Lamounier J. A., Moulin Z. S., Xavier C. C. [Recommendations for breastfeeding during maternal infections] // J Pediatr (Rio J). 2004; 80 (Suppl): S181–188. 
12. Lawrence R. M., Lawrence R. A. Breast milk and infection // Clin Perinatol. 2004; 31: 501–528. 
13. Mathew J. L. Effect of maternal antibiotics on breast feeding infants // Postgrad Med J. 2004; 80: 196–200. 
14. Michie C., Lockie F., Lynn W. The challenge of mastitis // Arch Dis Child. 2003; 88: 818–821. 
15. Miron D., Brosilow S., Felszer K. et al. Incidence and clinical manifestations of breast milk-acquired Cytomegalovirus infection in low birth weight infants // J Perinatol. 2005; 25: 299–303. 
16. Oladapo O. T., Fawole B. Treatments for suppression of lactation // Cochrane Database Syst. Rev. 2009, Jan 21 (1): CD005937. 
17. Schanler R. J. CMV acquisition in premature infants fed human milk: Reason to worry? // J Perinatol. 2005; 25: 297–298. 
Опубликовано в журнале “Лечащий врач”. – 2009. – №11