В.М. Федосеева, доцент кафедры внутренней медицины №1 Крымского государственного медицинского университета им. С.И. Георгиевского, г. Симферополь
А.А Хренов, профессор, заведующий кафедрой внутренней медицины №1 Крымского государственного медицинского университета им. С.И. Георгиевского, г. Симферополь
 

Известно, что под морфогенетической активностью лимфоцитов (предположительно этими свойствами обладает одна из популяций Т-клеток) понимают способность последних вызывать в органах и тканях такие структурные преобразования, которые сопровождают их адаптивный рост, то есть процессы пролиферации, гипертрофии, типичной дифференцировки клеток, увеличения массы за счет тканеспецифических элементов. Способность лимфоцитов стимулировать пролиферацию клеток нелимфоидных органов доказана в многочисленных опытах на разнообразных экспериментальных моделях. Наиболее убедительны эксперименты с адоптивным переносом лимфоидных клеток от доноров с развертывающимся восстановительным процессом сингенному интактному реципиенту. Эта модель позволила вскрыть закономерности морфогенетической функции лимфоцитов, или способности к передаче регенерационной информации, а также те формы морфологического ответа, которые индуцируются иммунокомпетентными клетками [1, 2, 3]. По мнению Бабаевой А.Г. и соавт. [1, 4], морфогенетическая активность лимфоцитов проявляется также при регенераторных процессах, вызванных нарушением гормонального режима организма во всех органах и тканях (включая печень и эпителиальные клетки), обладающих высокими потенциалами к восстановительному и гипертрофическому росту, независимо от исходного уровня их клеточного обновления. Влияние лимфоцитов на процессы регенерации в организме реализуется прямо (посредством ростового фактора, выделяемого в культуральную среду) и опосредованно – через контроль пролиферации и дифференцировки стволовых кроветворных клеток. Установлено, что Т-супрессоры способны контролировать пролиферацию клеток различного типа (в том числе, эпителиальных) [3].  
 
Проблема иммунной регуляции пролиферации клеток иного гистотипа занимает центральное место в учении о лимфоидной регуляции процессов роста в норме и патологии [5]. Так, в частности, доказано, что морфогенетически активные лимфоциты причастны к запуску процессов синтеза ДНК в нелимфоидных клетках, а после реализации действия они становятся инертными [1, 4]. 

Способностью усиливать рост и размножение тканевых культур (включая культуры эпителиоцитов) обладают не только лимфоидные клетки, но и культивирующиеся лейкоциты и среды их культивирования. Добавление лейкоцитов в стареющие культуры вызывало возобновление их роста и нормализацию клеток, проявляющих признаки деструкции. Обнаружена также зависимость эффекта стимуляции лимфоцитами процессов пролиферации от количества вводимых иммуноцитов, и доказано, что доза 80.106 лимфоцитов оптимальна для выявления их стимулирующего действия. Установлено также, что гормоны тимуса влияют на компенсаторный рост органов (тканей) и опосредованно – благодаря стимуляции трофической функции лимфоцитов [6]. 

 Необходимо упомянуть, что научные факты, документирующие трофическую функцию лимфоцитов, получены в эксперименте на животных и не позволяют, в частности, широко использовать их для осмысления процессов регенерации при сочетанной гепатопульмональной патологии. В научной литературе отсутствует и информация о влиянии тестостерона и гонадотропина хорионического на лимфоидную регуляцию пролиферации нелимфоидных клеток. 
 
МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ

Обследовано 105 мужчин, больных ХОЗЛ, в том числе 38 – на фоне цирроза печени (ЦП), находившихся на стационарном лечении в пульмонологическом отделении 7 городской больницы г. Симферо¬поля или гастротерапевтическом отделении Республиканской клинической боль¬ницы им. Н.А.Семашко. В 1-ю группу вошли 67 пациентов, страдающих хроническим обструктивным заболеванием легких (ХОЗЛ), во 2-ю группу – 29 больных ХОЗЛ в сочетании с циррозом печени (ЦП).

Нами использован метод краткосрочных органных культур, обеспечивающий культивирование эпителия in vitro по Лурия Е.А. [7], согласно которому обеспечиваются изоляция клеточных элементов от организма и условия, при которых в клетках могут поддерживаться обменные процессы и осуществляться некоторые функции, не требующие длительной пролиферации и многоэтапной дифференцировки. Культивация проводилась в присутствии антибиотиков (бензилпенициллина натриевой соли 1000 ЕД и стрептомицина сульфата 0,01 г на 1 мл культуральной среды). Материалом исследования служили бронхоальвеолярные смывы (БАС), полученные при диагностической бронхоскопии. С БАС каждого больного параллельно проводились несколько экспериментов:

опыт 1: культивация бронхиального эпителия в термостате при 37оС в течение трех суток — определение пролиферативного индекса (ПИ), который отражал процент митозов, на 300 эпителиальных клеток;

опыт 2: суспензия аутологичных мононуклеарных клеток (полученных способом, аналогичным описанному в методике 2.2.2.), в дозе 80.106 (контроль – в камере Горяева) — в культуральную среду при начале культивирования — определение ПИ;  
опыт 3: суспензия мононуклеаров — преинкубация лимфоцитов с 0,02 мл 0,01% раствора тималина в среде 199 в течение 30 мин в термостате при 37оС — отмывание клеток — в культуральную среду — определение ПИ;

опыт 4: суспензия мононуклеаров — преинкубация клеток с 6,0 нг/мл человеческого тестостерона (химической компании SIGMA, США) в среде 199 — отмывание клеток — в культуральную среду — определение ПИ;

опыт 5: суспензия мононуклеаров — преинкубация клеток с 6,0 нг/мл человеческого тестостерона (химической компании SIGMA, США) в среде 199 — отмывание клеток — инкубация клеток с 0,02 мл 0,01% раствора тималина в среде 199 — отмывание клеток — в культуральную среду — определение ПИ;

опыт 6: суспензия мононуклеаров — преинкубацией клеток с 12,0 ЕД/мл раствора хорионического гонадотропина в среде 199 — отмывание клеток — в культуральную среду — определение ПИ;

опыт 7: суспензия мононуклеаров — инкубация клеток с 12,0 ЕД/мл раствора хорионического гонадотропина в среде 199 — отмывание клеток — инкубация клеток с 0,02 мл 0,01% раствора тималина в среде 199 — отмывание клеток — в культуральную среду — определение ПИ.  

 
РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Результаты инкубационных тестов, характеризующих влияние тималина, тестостерона и гонадотропина хорионического на лимфоцито-опосредованную пролиферативную активность эпителия (ЛПАЭ) бронхов у больных 1 и 2 групп, представлены в таблице 

Таблица
Влияние тималина, тестостерона и гонадотропина хорионического на лимфоцито-опосредованную пролиферативную способность эпителия бронхов у больных 1 и 2 групп, ПИ
 
Примечание: р – достоверность различий, высчитанная в сравнении с соответствующим показателем в опыте 1 в одной и той же группе, р1 – в сравнении с опытом 2, р2 – в сравнении с опытом 4, р3 — в сравнении с опытом 6, р4 – в сравнении с опытом 3.

Анализ представленных в таблице данных свидетельствует, что у больных 1 группы введение суспензии аутологичных мононуклеаров в культуральную среду (опыт 2) не оказывает статистически значимого влияния на ПИ эпителия бронхов, а под влиянием преинкубации лимфоцитов с тималином (опыт 3) исследованный показатель достоверно возрастает – до 15,8 ± 1,3 (р < 0,02, p1 < 0,05). У больных ХОЗЛ без сопутствующей патологии печени тестостерон (опыт 4) существенно не влияет на трофическую функцию иммуноцитов, а в опыте 5 (тестостерон + тималин) ПИ достоверно не отличается от соответствующего показателя в опыте 2 (p1 < 0,1), но существенно возрастает в сравнении с опытом 4 (на 38,0%, р2 < 0,02). Последнее можно связать только с активирующим влиянием тималина, так как показатель ПИ в опыте 5 недостоверно отличается от соответствующего показателя в опыте 3 (р между ними > 0,5). В опыте 6, в результате преинкубации с хорионическим гонадотропином, лимфоциты увеличивают ПИ эпителиальных клеток до 15,3 ± 1,1 (р и р1 < 0,05), а в биологической модели с плацентарным гормоном и тималином (опыт 7) ПИ повышается до 18,9 ± 1,2 (р и р1 < 0,001, р3 < 0,05). Последнее свидетельствует, что у больных ХОЗЛ под влиянием хорионического гонадотропина тималин-зависимая трофическая функция лимфоцитов достоверно возрастает.

У больных ХОЗЛ, протекающим в сочетании с ЦП (2 группа), суспензия аутологичных мононуклеарных клеток (опыт 2) проявляет иные (в отличие от больных 1 группы) свойства: снижение пролиферативной активности эпителия бронхов на 37,7% (р < 0,05) при сохранении тималин-зависимой способности (опыт 3) увеличивать исследованный показатель (до 8,1 ± 0,6, р < 0,01, p1 < 0,001). Нами также установлено, что у больных 2 группы иммуноциты приобретают своеобразную «чувствительность» к тестостерону: в опыте 4 ПИ возрастает до 7,2 ± 0,6 (р < 0,05, p1 < 0,001), а в эксперименте с тестостероном и тималином (опыт 5) половой стероид потенцирует тималин-опосредованную способность лимфоцитов стимулировать пролиферативную активность эпителия бронхов (ПИ составляет 11,5 ± 1,1, р2 < 0,001). Сходный с действием тестостерона биологический эффект у больных 2 группы оказывает и плацентарный гормон: в опыте 6 ПИ возрастает до 9,0 ± 0,7 (р и р1 < 0,001), в опыте 7 – до 13,4 ± 1,2 (р и р1 < 0,001, р3 < 0,01). Таким образом, результаты наших исследований свидетельствуют, что при сочетанном течении ХОЗЛ и ЦП у мужчин гонадотропин хорионический может потенцировать тималин-опосредованную способность лимфоцитов стимулировать пролиферативную активность эпителия бронхов, – как путем «прямого» воздействия на иммуноциты, так и «опосредованно» – через повышение синтеза эндогенного тестостерона.
 

ВЫВОД
 
У больных ХОЗЛ с патологией печени доказана возможность коррекции иммунного надзора за пролиферативным (лимфоцитарно-обусловленная депрессия пластической активности) потенциалом бронхиального эпителия на уровне репродуктивного звена эндокринной системы.
 
ЛИТЕРАТУРА

1. Бабаева А.Г. Регенерация и система иммуногенеза. – М.: Медицина, 1985. – 255 с.
2. Aoshiba K. Senescence hypothesis for the pathogenetic mechanism of chronic obstructive pulmonary disease / K. Aoshiba, A. Nagai // Proc. Am. Thorac. Soc. — 2009. – Vol. 1, N. 6(7). – P. 596 — 601.
3. Gadgil A. Role of T-lymphocytes and pro-inflammatory mediators in the pathogenesis of chronic obstructive pulmonary disease / A. Gadgil, S.R. Duncan // Int. J. Chron. Obstruct. Pulmon. Dis. — 2008. – Vol. 3, N. 4. – P. 531 — 541.
4. Бабаева А.Г., Зотиков Е.А. Иммунология процессов адаптивного роста, пролиферации и их нарушений. – М.: Наука, 1987. – 207 с.
5. Бабаева А.Г. Прошлое, настоящее и будущее проблемы лимфоидной регуляции пролиферации нелимфоидных клеток // Бюл. эксперим. биологии и медицины. – 1995. – №9. – С.230–234.
6. Thymic involution and immune reconstitution / H.E. Lynch, G.L. Goldberg, A. Chidgey [et al.] // Trends Immunol. — 2009. – Vol. 30, N. 7. – P. 366 — 373.
7. Лурия Е.А. Органные культуры кроветворной и лимфоидной ткани: Автореф. дис. …д-ра биол. наук: 03.099 / Академия мед. наук СССР. – М., 1972. – 37 с.